Свобода от зависимости?

Свобода от зависимости-Хочешь больше узнать об аде? – задал мне вопрос однажды наш главный редактор.

А это не страшно?

- Страшно, но выдержать можно. Иди в больницу, в наркологическое отделение, договорись с врачом, чтобы взглянуть на тех, кого туда только привезли. Ты увидишь людей, которые попали в ад и ищут свободу от зависимости.

Я видела земляные лица, руки и ноги, туго стянутые ремнями, слышала душераздирающие крики. Большинству мужчин было всего по 40 лет. Молодые, сильные, способные поднять экономику страны, растить детей… Однажды они взяли в руки стакан пива или сухого вина. Возможно, в тот день был праздник, они улыбались, были счастливы, и никто из них не замечал в тот миг, что в жидкости, наполняющей стакан, отражается улыбка смерти. Есть ли свобода от зависимости?

У некоторых постелей сидели женщины. В большинстве случаев – матери, потому что жены давно оставили мужей-алкоголиков. Но и матери, похоже, уже отчаялись чем-то помочь своим сыновьям. Я увидела девочку-подростка, которая смотрела на умирающего отца. В ее глазах не было ни любви, ни жалости, ни сострадания. Последние несколько лет отец жестоко избивал ее. Она жила в страхе, устала от страха, и… она не была против, чтобы отец умер. Эти слова мне даже писать страшно. Но это правда, это реальность нашего дня. Бутылка стоит на пьедестале жизни многих. Ее выставляют в серванте на самое видное место, ее хранят для особого торжественного случая. И она рада «послужить»: щедро налитая в стаканы и бокалы, приносит ссоры, драки, болезни, разводы, сиротство.

Владимира Дмитриевича Дудко я знаю уже восемь лет. Невысокий очень энергичный мужчина. В церкви рядом с ним всегда много людей: беседуют, советуются. Очень трогательная любовь Дмитрича к своему сыну Ванечке. Его жена, Оля, всегда излучает оптимизм и радость. Замечательная семья! Но историю о том, что пришлось пройти и пережить Владимиру Дудко до того дня, когда в отделении милиции на полу КПЗ он поднял христианскую брошюру, знают очень немногие. Почти никто! Он решился рассказать ее совсем недавно. Слишком многие мужчины идут сегодня тем же путем, опустошая стакан за стаканом зелье, которое превращает мужчину в раба. А рабом легко управлять: прикажи ему украсть, дай в руки нож, заставь оставить жену и детей, бить родную мать – он все сделает… за глоток смерти.

Родился я в 1950 году в Винницкой области, в семье сельских учителей. Мать, Полина Ивановна, была заместителем директора школы, преподавала украинский язык и литературу. Отец, Дмитрий Яковлевич, окончил заочно пединститут, работал инспектором района.

Я был третьим сыном в семье. И нежеланным. Мать пыталась делать аборт, но… Больницы в селе не было, а акушерка, которая взялась помочь моей матери, с задачей просто не справилась. Слава Богу, я родился. Но мать словно не могла мне этого простить. Она воспитывала чужих людей, она говорила им добрые слова, но так и не нашла в годы моего детства таких слов для меня. Даже мои дни рождения в нашей семье не отмечались, хотя дни рождения моих старших братьев всегда проходили с гостями и подарками.

Отец после войны так и не отвык от наркомовских сто граммов. В доме всегда была водка, и стакан постоянно красовался на видном месте. Это одно из самых ярких моих воспоминаний. Одним словом, отец спился и куда-то укатил от нас в Карагандинскую область. Меня, как и многих послевоенных мальчишек, воспитывала улица. Воровал, выкапывал в огороде разрывные патроны, менял их на сигареты. В деревне восемь моих сверстников погибли из-за шалостей с такими патронами.  Однажды мы натолкали тыкву патронами тыкву и подожгли ее.

Недалеко от нас жила семья верующих людей. Их сын Николай дружил со мной и часто приглашал к себе в гости. В их доме читали Библию, тайно слушали по радио христианские программы. Тогда я этому не придавал значения. Но мне нравилось бывать в их семье, общаться с этими людьми. Я видел, как их отец, Иван Дмитриевич любил своих детей: Николая, Марию, Любу. Я видел, что любовь среди близких людей, оказывается, может быть. Родители обнимают детей, рассказывают им разные истории, что-то вместе делают и даже играют. А я тосковал по своему отцу, по его рукам.

Мне было 15 лет, когда, окончив восемь классов, я оставил свой дом и уехал в Карагандинскую область искать своего отца. Я готов был все простить и забыть: его пьянки, побои, грубые слова. Лишь бы у меня был отец. Но отца в Казахстане я не нашел.

В Карагандинской началась моя самостоятельная жизнь. Я стал подростком «перекати-поле»: куда ветер дует, туда и качусь, что старшие парни делают, то и мне можно. Начал выпивать. Дружбу водил с такими же, как я – непутевыми, озлобленными, отверженными. Еще до службы в армии успел помотаться по стране: Караганда, Гомель, Харьков, Москва, Ташкент… Легко менял, а то и терял работу. Глупым я не был, но водка уже начала ломать мою волю. «Ну и что? – думал я. – Пьяному веселее и проще». Иногда приезжал домой на Винниччину, но только ничего хорошего в этом не было – отнимал у матери деньги, хамил ей.

Перед армией познакомился с девушкой, Верой. Она забеременела, мы расписались. После армии переехал к ней в Белоруссию. А там – размах. В селе все гнали самогон, и все пили: взрослые, подростки, дети. Плата за все была одна – бутылка. Пили и мы с женой. По поводу и без повода. Пили до тех пор, пока не произошло то, что должно было произойти.

Я ударил жену ножом. Точно даже не помню, как это произошло. Мы сидели на кухне, чистили картошку, о чем-то спорили. Я не был сильно пьяным, но… я это сделал. Когда я увидел, что жена стонет и прикрывает ладонью рану на животе, я словно очнулся. Вызвал скорую помощь, позвонил в милицию.

Был суд. Мне дали шесть лет. Срок отбывал в Сибири. Те годы могу назвать разве что адом.

После освобождения к жене не вернулся, она не простила. Да я и сам не хотел возвращаться, любви между нами не было. Решил вернуться на Украину, но с моей статьей можно было ехать только в Донецкую область.

Добирался товарными поездами. Очень хотелось есть. Но еще больше хотелось выпить. Когда утром просыпался, она (бутылка) стояла рядом. Рука сама тянулась к ней. Выпьешь, и тебе все равно, где ты, что с тобой происходит, что будет завтра. Как дальше жить? Если выпивки не было, вставал один вопрос – где ее найти? И вот в таком состоянии я совершил кражу. И опять сел. На это раз за воровство мне дали два года.

Освободился разбитым, раздавленным, совершенно потерянным человеком. Мне было все равно, что станет со мной. Допился до того, что потерял документы. Круг замкнулся: жить негде, на работу без документов не устроиться.

И я не знал, как может в моей жизни что-то измениться.

Чудом однажды добрался в Донецк. Что дальше делать? Жить не хотелось, а умереть боялся. Пришел в милицию, попросился в КПЗ (хоть крыша будет над головой да чашка чая с куском хлеба). Но меня из райотдела просто выгнали. Побродил, побродил, и… снова к райотделу. «Заберите, или умру тут у вас под дверью». Забрали.

Относились ко мне нормально, я соглашался на любую работу. Со временем мне начали доверять. И вот однажды на полу КПЗ я увидел вырванный из журнала листок. Поднял его. Не знаю, какой это был журнал, но на листке был отрывок священника Александра Меня о Божьей милости. Он писал, что Бог может простить любого – даже самого никчемного. Простить, укрепить, поднять. Для меня те слова были как свет во тьме. Я взмолился: «Боже, прости меня. Я хочу измениться. Я больше и капли в рот не возьму. Прости меня, Господь, помоги мне…»

В тот момент во мне и вокруг меня на самом деле что-то изменилось. Скоро вызвал к себе начальник райотдела. «Мы восстановили твои документы, — говорит. — На вот, держи их. И уходит. У тебя будет все нормально» Я приехал в Горловку, устроился на работу в СУ-2, получил комнату в общежитии. Жизнь начиналась заново. И она на самом деле была уже другой, потому что другим после той молитвы стало мое сердце.

Бог не забыл обо мне. Он чудом оградил меня от людей, которые в былые годы сразу стали бы моими дружками. И Он дал мне новых друзей – я познакомился с христианами. Покаялся, начал читать Библию. В начале 90-х на экране появился фильм «Иисус Христос из Назарета». Чтобы увидеть его, я специально поехал в Донецк. Смотрел на экран, а по щекам текли слезы. Иисус умирал на кресте за спасение людей. Всех людей! И даже таких, как я. «Прости меня, господи! – шептал я. –Прости за всю мою жизнь. Прости за боль, что причинял матери, за разбитые мною судьбы людей». Мое сердце рвалось в клочья, внутри меня что-то рушилось, приходило облегчение,  раскаяние. Тепло и нежность полились в мою душу. Я стал другим человеком. Что бы потом не происходило в моей жизни, я всегда видел перед глазами крест с распятым Христом.

Однажды в Донецке попал на богослужение в церковь. Все, что пастор говорил во время проповеди, было так просто и понятно. Он будто специально отвечал на все мои вопросы, что накопились за месяцы чтения Библии. С тех пор я в церкви. Служу Христу, служу людям.

Господь вернул мне все, что дьявол однажды украл и разрушил. Бог вернул мне достоинство. Он дал мне огромную любовь к матери и к братьям. Я смог всех простить. Я вернул людям все, что однажды у них украл. Это Его заслуга, не моя. Моя мама покаялась, потому что увидела Славу Божью в жизни своего «заблудшего сына». Мы стали очень близки, много общались перед ее смертью. И моя мама, ярая коммунистка, однажды сказала: «Да, я вижу, что Бог действительно есть».

Еще Господь мне дал прекрасную помощницу, жену Олю, подарил сына – Ванюшку. Восемь лет назад мы переехали в чудесный дом. Мы служим своим домом Господу, дверь всегда открыта для наших друзей, а их у нас с Олей теперь много. Мы окончили библейский институт в Донецке. Служу пастором в районной церкви. У Бога я нашел любовь, которую не дали и не могли мне дать люди. С Богом я увидел небо над головой, услышал птиц, поднял на руки сына, познал радость от того, что завтра снова взойдет солнце над нашим городом.

Я знаю точно, что ни один пьяница, ни один наркоман, ни одна блудница не могут изменить свою жизнь без Бога. Мне не хотелось вспоминать и рассказывать о своем прошлом, но если этот рассказ поможет хотя бы одному человеку на земле, я буду счастлив. Молюсь, чтобы всякий, потерявший себя и смысл жизни, узнал – есть Божья милость. Есть любовь, которую ничем заменить нельзя. Найди Христа, а все остальное Он будет делать для тебя вместе с тобой.

Надежда Сиваш

Надежда для тебя №3, 2009г.

Вам так же может быть интересно:

Оставьте комментарий

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ
Перепечатка и использование материалов возможны только при наличии активной ссылки на этот сайт.